Лось Главная, охота,Лось в Пермском крае cтатья

Лось в Пермском крае

Тэг: В начало

Молодые лоси, как мы сказали, часто подвергаются нападению медведя, нередко давятся рысями, росомахами и волками; последние, собравшись целой стаей, иногда заганивают и взрослого лося, который, впрочем, храбро защищается в этом случае и дорого продает свою жизнь; в одиночку на взрослого сохатого нападает только одна рысь, которая подстерегает его на тропах и внезапно бросается на него с дерева; впрочем, и тут лось, бросившись в ближнюю чащу, нередко успевает избавиться от этого неожиданного всадника.

Медведя матерый лось нисколько не боится и, как говорят, наносит ему такие сильные удары передними и задними ногами, что убивает его до смерти. Но, без всякого сомнения, гораздо большее количество лосей истребляется зверопромышленниками, которые во множестве стреляют их, заганивают на лыжах и ловят ямами и ловушками.

Рассмотрим отдельно каждый из этих способов добывания.

Стрельба лосей производится различным образом, смотря по времени года, но большею частию их добывают так летом, и эта охота имеет на Урале гораздо меньшее значение и менее добычлива, чем гонка, ямы и ловушки.

Весной лоси всегда очень осторожны, и потому в это время редко удается, чтобы они подпустили на выстрел; в июне и июле уже нередко бьют лосих, когда они стараются отвести охотника от своего теленка, но дело в том, что найти их довольно трудно, так как они в это время придерживаются весьма незначительного района, откуда никуда не выходят ходят нешироко, как выражаются промышленники. Последние, застрелив матку, отыскивают собаками спрятавшихся лосят и прикалывают их или тоже застреливают смотря по обстоятельствам; случается, что охотник, наоборот, сначала убивает теленка и поджидает самку, которая не преминет вернуться к тому месту, где его оставила.

В конце июля и начале августа, когда лоси жадно едят , их караулят на болотах; охота эта продолжается, впрочем, весьма короткое время немного более недели; затем во время рева отыскивают самцов на голос и скрадывают их, разумеется, тоже против ветра; так же подстерегают лосей у омутов и озер, куда они постоянно ходят купаться, и, усевшись в засаде, поджидают их; обыкновенно лоси являются сюда под вечер, и, если соблюдены некоторые предосторожности, охота эта редко бывает неудачна.

Иногда бьют лосей в самый разгар гоньбы, когда самка, тем более самец бывают далеко не так осторожны и чутки, как во всякое другое время; при этом обыкновенно стараются убить сначала самку, потому что очень часто самец в горячности не слышит выстрела, и если и убегает, то скоро возвращается и в свою очередь попадается под пулю; надо только целить как можно вернее, потому что во время гоньбы самец весьма опасен и почти всегда бросается на ранившего его охотника.

Вообще следует заметить, что сохатый довольно слаб на пулю и при верном выстреле в грудь редко уходит далее версты, особенно если его оставить на время в покое и не преследовать; в противном случае он может убежать очень далеко.

Во время сильных жаров, когда овод и самые жары заставляют лосей искать убежища в воде и когда они стоят в реке, высунув только голову и ноздри, в Богословске добывают их следующим образом: небольшую лодку обтыкают кругом таловыми или другими ветками и тихо спускаются по реке к тому месту, где ожидают найти сохатых, которые обыкновенно ходят купаться в один и тот же бочаг, в особенности любят глубокие заливы, т. н. курьи, где всегда бывает много водяных растений.

В северо-восточных частях Верхотурского уезда вогулы бьют также лосей по вечерам из шалашей, устраиваемых на т. н. засалах (застойная со ржавчиной вода на болоте), куда лоси ходят с весны до июля месяца. Заметим, кстати, что здесь с Ильина дня до начала течки лоси держатся большею частью в горах, где всегда бывает много кипрея и малины.

В Богословске летом добывают лосей также при помощи собак, которые нагоняют зверя и, забежав вперед, останавливают и отвлекают его внимание; охотник между тем потихоньку подходит к нему на выстрел.

Для этой охоты необходимы очень хорошие проворные и ловкие собаки, которые бы могли нагнать и сумели задержать, не подсовываясь очень близко к зверю, который всячески стращает их рогами и норовит ударить передними ногами; охотники рассказывают, что хорошие собаки, иногда одна, держат таким образом лосей и не дают им сдвинуться с места, не дают ходу не только в продолжение нескольких часов, но даже целые сутки и более. Этому можно поверить, так как у богословских охотников зверовые собаки поистине замечательны.

Стрельба лосей из засады при помощи нескольких загонщиков охота самая употребительная в средней полосе России в Пермской губернии встречается очень редко, хотя гористая местность ей весьма благоприятствует. Как известно, лось ходит всегда логами, и потому если одни охотники засядут в самом узком месте лога, а другие станут потихоньку гнать зверя в надлежащем направлении, то он легко подходит на расстояние винтовочного выстрела; для этого необходимо только знать наверное, где именно держится лось, о чем нужно позаботиться заранее.

Гораздо чаще стреляют таким образом, т. е. из засады, в конце зимы. С этою целию замечают заблаговременно жир то место, куда лоси ходят кормиться ранними утрами и под вечер; один охотник или несколько прячутся в недальнем расстоянии от тропы, ведущей на жир, а остальные спугивают стадо, которое, боясь наста, непременно идет проторенной дорогой и непременно проходит мимо укрывшихся охотников. При этой охоте ближайший стрелок должен выждать, пока мимо его не пройдет все стадо, и стрелять в задних; в противном случае они могут повернуть назад и избегнуть выстрелов следующих охотников.

Иногда также подстерегают лосей на самых жирах.

Наконец, лосей скрадывают осенью по первому мягкому снегу, разумеется, тоже против ветра и без собак, которые тут будут только мешать и задержат исход охоты. При некотором навыке подкрасться к лосю не так трудно, как кажется, судя по его осторожности и чуткости, но все-таки это гораздо мудренее, чем скрасть близорукую косулю.

Большею частью для этой охоты выбирают ветреную погоду; найдя свежий след, который легко узнать, осторожно идут этим следом, часто останавливаясь и осматриваясь, особенно если придется идти чащей; впрочем, в том случае, когда лоси остановились в густом осиннике или ельнике, успех охоты весьма сомнителен, так как трудно пройти без шума. Если же это удается, то очень мудрено их высмотреть и верно прицелиться.

Все эти охоты имеют гораздо меньшее значение, чем гонка и ловля лосей; в особенности это следует отнести к летним охотам, которые есть дело случая и далеко не доставляют охотникам тех выгод, которые они получают осенью и зимою, так как в летнее время шкура лося, собственно мездра, покрыта большим количеством дыр или оспин (смотря по времени), сделанных вышедшими личинками овода, и ценится гораздо дешевле осенней и зимней. Ловля гонкою производится по первому зимнему пути или в марте по насту, когда лось, пробивая обледеневшую кору, вязнет в снегу, обдирает себе ноги и скоро утомляется. В последнем случае можно охотиться без собак, с одним ружьем, на лыжах, но в первом необходимо иметь хорошую собаку, еще лучше двух или более; нередко подобная охота производится целою артелью, и, конечно, она тогда бывает гораздо безопаснее, менее продолжительна и гораздо добычливее: иногда удается таким образом перестрелять целое стадо голов в 5-10 и более, смотря по количеству охотников, из которых каждый выбирает себе одного зверя, так как нередко при первом выстреле стадо разбивается на несколько небольших частей и лоси разбегаются в разные стороны.

Успех охоты много зависит от глубины снега, а всего более от искусства собак: если снег мелок, гонка продолжается иногда два или три дня сряду и более: от собак же необходимо требуются легкость и настойчивость и вместе с тем хладнокровие, иначе они не скоро нагонят и не скоро остановят зверя, заркая же собака как раз попадет ему под ноги или на рога; слишком горячая, вместе с тем увертливая собака приносит также большой вред тем, что лось, крепко нажимаемый ею, не стоит долго на одном месте и, отдохнув немного, бежит опять на версту или более. Хорошая собака должна, остановив лося, лаять на него в приличном отдалении на десять-пятнадцать сажен, бегать кругом его, продолжая лаять, но отнюдь не делая приступа.

Лось обыкновенно стращает ее рогами, бьет копытом землю, мотает головой и, поворачиваясь за собакой, наблюдает за нею и продолжает угрожать рогами; таким образом отвлекается его внимание от охотника, который потихоньку подкрадывается к зверю на лыжах и стреляет из винтовки; если лось ранен и побежит далее, собаки снова нагоняют его и снова останавливают, и эта гонка продолжается до тех пор, пока лось не обессилеет совершенно от преследования и раны или не подпустит охотника на новый выстрел.

Впрочем, в большинстве случаев раненый лось не допускает близко охотника до последнего истощения сил: тогда зверь останавливается, и его нередко закалывают просто ножом, привязанным к концу рукоятки койка, нечто вроде весла, служащего охотнику вместо баланса и ускоряющего его бег на лыжах; коек этот, впрочем, употребляется исключительно соликамскими охотниками, которые искусно бросают его в зверя как копье или стрелу, редко давая промах, а большею частию убивая лося наповал; зверовщик, однако, заблаговременно принимает некоторые предосторожности и, прежде чем решается пустить коек, заворачивает лыжи, дабы в случае неудачи ускользнуть от страшных копыт лося, который немедленно кидается на охотника, чтоб затоптать ногами или схватить на рога.

При продолжительной гонке нож, привязанный к койку, а у богословских охотников рогатина, нередко и один нож решают успех охоты, так как промышленники, гоняясь за лосем сутки и более, бросают винтовки и даже снимают верхнюю теплую одежду. В глубокий снег охота эта бывает очень добычлива, и, как уже было упомянуто, случается, что двое охотников в одну неделю добывают до двух десятков лосей. Иногда, хотя очень редко, заганивают лосей верхом с собаками или даже без собак, но для этого необходима очень сильная и неутомимая лошадь, и потому гонка без собак не так надежна; кроме того, сохатый часто нарочно идет такими чащами, где не скоро проберешься пешком и изорвешь все платье; поэтому его гонят на вершне только в редколесье. Таким образом Василий Крючок, кыштымский охотник, загнал двух лосей; на севере охота эта, кажется, никогда не употребляется.

Наконец, изредка случается загнать лося на ледяную поверхность озера, на которой он скользит и падает и где нетрудно бывает покончить с ним одним ножом; вся задача состоит в том, чтобы выгнать его на озеро, почему для этой охоты требуется несколько охотников и собаки, и вообще она требует большого искусства и много сноровки.

Если заганивают лосей по насту без собак, то лучше всего не преследовать раненого зверя и отыскивать его через несколько часов или на следующий день: тогда он редко уходит далеко.

Раненый и очень уставший лось сбивается с рыси и начинает скакать; это служит верною приметою, что он скоро остановится и окончательно выбьется из сил. Следует заметить также, что чем моложе лось, тем загнать его легче, а также, что самки устают гораздо скорее самца, скорее останавливаются и что как молодые лоси, так и лосихи гораздо безопаснее взрослого быка и редко бросаются на охотника.

Ловля лосей ямами в наибольшем употреблении на западном склоне Урала и в Соликамском уезде по преимуществу; в Богословске, Павде и Тагиле ямы на лосей делаются очень редко, и гораздо чаще ловят их, ставя во время хода на тропах большие медвежьи капканы, по пуду и полтора, иногда тоже с цепью и чуркой.

Ямы устраиваются всегда в логах, на перевалах и долинах рек, также около известных переправ и бродов одним словом, в таких местах, которыми они каждогодно проходят через Урал осенью и возвращаются весной обратно; следовательно, главная ловля ямами происходит в сентябре, октябре и затем в апреле и мае во время известных перекочевок лосей с одного склона на другой.

Ямы эти располагаются в несколько рядов на значительном расстоянии один от другого, и понятно, что главное расположение ям будет от севера к югу соответственно направлению горного хребта; кроме этих главных рядов устраиваются побочные цепи ям по направлению от запада к востоку; расстояние ямы от ямы и число их весьма неопределенно и зависит от местности, но многие охотники имеют по нескольку десятков и даже по нескольку сот таких ям. Все ямы соединены между собою высокою оградою жерди в три или четыре, так что лось необходимо должен пройти в отверстие изгороди, к которой плотно примыкают длинные бока ямы; без изгороди лось никогда не пойдет в яму, но и при ограде ему удается иногда перепрыгнуть через нее или обойти всю цепь; вот здесь и оказываются полезными побочные ряды ям, которые заставляют его возвратиться обратно и решиться пройти в одно из отверстий изгороди. При этом лось ступает с большою осторожностью и старается пройти по краю ямы, что и удается ему, если ограда не примыкает к яме; впрочем, это случается очень редко, и зверь большею частию проваливается и падает в яму.

Ямы на лосей делаются несколько иначе, чем на козлов, именно они несколько больше в длину и глубину немного более сажени, а шириною в два аршина; для того чтобы яма не обсыпалась, кроме сруба наверху, сделанного из тонких бревен, стены ее выкладываются стоячим тыном из гладких жердей; земля из ямы разбрасывается и закрывается хворостом, щепки увозятся или сжигаются, отверстие ямы прикрывается вдоль тремя или четырьмя тонкими жердями, на которые накладываются поперек прутья, затем кладется мох и, наконец, земля; все это делается как можно аккуратнее, без малейших сквозных отверстий, потому что лось гораздо осторожнее косули.

Зверь, упавши в яму, большею частию, особенно старый, сидит в ней смирно и начинает барахтаться только при виде приближающегося охотника; часто случается, что попавшегося лося съедают волки, медведь или же что он издыхает и в теплую погоду даже сгнивает. Соликамские зверовщики осматривают ямы через каждые две недели, даже чаще, и, застав живого зверя, обходят его сзади и колят ножом или рогатиной под переднюю лопатку; спереди к сохатому никогда не следует подходить близко, потому что он легко может схватить человека за платье своей верхней, весьма мускулистой губой, сдернуть к себе в яму и затоптать ногами: нередко лось достает человека, стоящего на два шага от переднего края ямы.

Заколов зверя, промышленник вытаскивает его из ямы на толстой веревке при помощи ворота, нарочно для того устраиваемого, а вдвоем или втроем легко поднимает его посредством длинных и толстых рычагов; затем с сохатого снимают шкуру, стараясь, если можно, свежевать его в отдалении от ямы, изрубают мясо на части и увозят добычу большею частию на лошадях, редко тащут ее волоком на нартах, и то когда снег бывает уже очень глубок.

Ямами и гонкою по первому зимнему пути добывают на западном склоне наибольшее количество лосей; между тем как на восточном главным образом добывают их весной, заганивая по насту, а в остальное время года особенными ловушками. С этою целью, точно так же, как и при устройстве ям, в Соликамском уезде загораживают с трех сторон около четырех квадратных верст или вытягивают изгородь в прямую линию в надлежащем направлении верст на 5 15 и более; изгородь делается большею частью в две жерди и в известных местах, наиболее удобных для прохода лосей, или там, где ими наделаны тропы, оставляют ворота, в которых на деревянном шарнире утверждается тяжелый очеп очищенная от сучьев жердь толщиною у корня от 3 4-х вершков и длиною от шести до девяти аршин; к тонкому концу очепа прикрепляется почти вертикально широкий 5 8 вершковый нож; другой конец должен быть гораздо толще и значительно перевешивать тонкую половину жерди для большей силы удара.

Настораживается эта слега таким образом: она пригибается книзу почти в вертикальном направлении, и нижний конец с ножом придерживается сторожкой, от которой протягивается в ширину ворот, на некотором расстоянии от земли тонкая бечевка, называемая обыкновенно симою.

Лось, проходя в ворота, большею частью задевает за симу, и вместе с тем тонкий конец очепа соскакивает со сторожки, и нож со всего размаха ударяет в брюхо или бок зверя, который обыкновенно в скором времени издыхает и редко уходит далеко.

Урологический массаж - пристрастие настоящих обольстителей, с каким справятся только первоклассные дамы полусвета Самары http://prostitutkisamary.org/services-for-sex/urologicheskij-massazh/, следовательно ненужно тянуть с приглашением: хорошее здоровье прямо тесно связано с плотским ублажением. | Помывка в душе - увлечение горячих самцов, с которым совладают только конкретные представительницы древней профессии Орла http://orel.prostitutki.toys/sex-services/pomyvka-v-dushe/, от которых любой потребитель одерживает невероятное ликование и испытав этих милашек ни разу не сможет удержаться. | Окончание в рот - это хорошеерешение, а приведут в действие всё дикие бланкетки Оренбурга http://orenburg.prostitutki.toys/sex-services/okonchanie-v-rot/, так что не гадайте , а поскорее заказывайте ярких сучек любой грации.

-Лось в пермском крае,вверх , На лося-